tomasmorr (tomas_morr) wrote,
tomasmorr
tomas_morr

Categories:

Сомнение в опыте





Мы легко ставим под сомнение других, но не можем сделать это с собой. В этом вопрос. Если бы мы так легко, как и других, видели себя - у нас не было бы проблем. Но почему мы не видим себя такими, как мы есть?

Подчеркну - ставить под сомнение, сомневаться - это не значит плевать, оскорблять или проявлять злобу. Если вы видите злого человека - вы это видите, сразу. А со своей собственной злобой вы цацкаетесь, приглашаете психолога, специалиста по гипнозу или видите сны.

Мы скорее умрём, чем признаем свою неправоту. Почему? Мы легко видим все проблемы других людей и даже спокойно можем их решить, но свои проблемы для нас - бесконечный тупик.

Важный момент для обсуждения. Быть может спорный.

Мы считаем что-то правильным, что-то неправильным. Что-то необходимым, а что-то не нужным. Что-то хорошим, а что-то плохим. Мы руководствуемся в этом своим личным опытом или знаниями, советами других людей или модой. Мы к чему-то стремимся и чего-то ждём. И мы всё это считаем важным, не подвергая это сомнению. Мы не подвергаем сомнению самих себя.

Но вдруг наш мозг - куча говна? Вдруг всё, что мы считаем важным и нужным - ошибка. Вдруг нам навязали это или мы сами себе это навязали? Вдруг всё, что мы считаем правильным - просто навоз? Желание сохранить свою ничтожную безопасность или достичь мелких животных удовольствий или подтверждения успокаивающих нас, убогих духовных постулатов?

Мы легко можем подвергнуть сомнению других людей или книгу, художественный фильм или расследование Навального. Но можем ли мы с таким же скепсисом подойти к своему собственному мозгу? Вообще, не ошибаемся ли мы относительно самых важных постулатов в своей жизни?

Наверное очень важно иметь возможность общаться с людьми, которые могут со всем уважением, но поставить под сомнение вас и ваш опыт, всю вашу жизнь и все ваши взгляды на самого себя и мир.

Освободиться от авторитета своих собственных взглядов гораздо важнее, чем освободиться от авторитета политического лидера, журналиста, вашего банкира, доктора, психолога, учителя, тренера, имама, ксёндза или раввина.

Мы можем поставить под сомнение что-то, если у нас уже есть тыл для отступления. Допустим мы можем оспорить Навального исходя их наших коммунистических взглядов. И так далее. Но всё это замена одного на другое.

Как же можно поставить под сомнение что-то, а тем более себя, не имея пути к отступлению, не имея заранее заготовленного плана? Ведь если есть куда отступать - это не сомнение, это просто смена вывески.

Пустота, о которой говорил Будда - это сомнение. Глобальное сомнение в самом себе. Последнее сомнение, которое ни на что не опирается. Сомнение, равное смерти.

Поставить под сомнение самого себя - рискованное дело, но совершенно необходимое для того, чтобы увидеть ту тайную тропинку, по которой жизнь ходит на свидание со смертью.

Казалось бы, всё описанное - негативные сценарии жизни. Но бывает же так, что отказ от чего-то приносит радость? Допустим многие радуются разводу или какому-то другому избавлению от чего-то. Какому-то освобождению. Змея радуется, когда сбрасывает кожу, кот радуется, когда сбрасывает шерсть. Отрицательное мышление тоже может приносить радость.

Дискуссия: Зачем нужны переживания?



Виктория — Но тебе же не нравится ставить себя под сомнение? Кстати, за кота и змею я бы говорить не стала.

Tomas — Всему своё время. Если выдирать здоровый зуб, это больно, а если выпадает молочный - как будто так и надо. А что про кота? Ну допустим у меня нет домашней змеи, но есть домашний кот и пожалуй единственное, что он по настоящему любит - когда ему помогают избавиться от старой шерсти расчёской или просто щипком пальцев. Когда-то эта шерсть крепко держалась, а теперь просто мешает. Вызывает сомнение и беспокойство, засоряет его желудок.

Виктория — так и надо писать, мол, мой кот Анатолий. А моя кошка Сушка за шерстинку глазья выцарапает. Колтуны можно срезать, только когда она спит, да и то с молитвою.

Tomas — Коты имеют свойство облазить. Если бы вы имели глаза в головных дырочках впереди черепа - вы бы увидели, что всё пространство, где есть кот - замусорено шерстью, которую кот сбросил. И его ногтями, которые он регулярно обновляет.

Виктория — Облезать. Я уже смотрю почти в бездну, Том, чтобы заострять внимание на таких мелочах, как шерсть.

Tomas — вы сами заострили на ней внимание. Пост не о шерсти.

Tomas — Мы легко ставим под сомнение других, но не можем сделать это с собой. В этом вопрос. Если бы мы так легко, как и других, видели себя - у нас не было бы проблем. Но почему мы не видим себя такими, как мы есть?

Виктория — Хе-хе, говори за себя.

Tomas — я говорю за всех, нет смысла говорить за себя. Я же не в концлагере.

Виктория — но ведь люди разные, Том. некоторые всю жизнь отрицают сами себя.

Tomas — Достаточно пары секунд. Мозг работает очень быстро.

Виктория — это скоро проходит. Но. Вот что скажу я тебе. В моей жизни были люди, которые так или иначе оспаривали мою позицию. Ну, скажем так, жизненную позицию. По разным вопросам. И смущала меня более всего стандартность аргументов, приведенных разн...Ещё

Tomas — Какое отношение имеют аргументы к сомнению? Я просто сомневаюсь. У меня нет никаких заранее заготовленных аргументов или придуманных по ходу аргументов. Аргументы - это просто пропаганда, влияние. Мне не нужны никакие влияния, я хочу сам видеть всё как оно есть на самом деле.

Виктория — ну, сомнения тоже ведь должны какие-то основания иметь. Если сомневаться, например, по поводу, что твоя нога - именно твоя, то можно очень далеко уйти.

Tomas — В вашем случае вы просто боитесь сомневаться. Очевидно, что нога - ваша. Тут нет никаких сомнений или двоякого мнения - вы можете похлопать по ней рукой. Но можете ли вы так же похлопать по своему страху? Так же спокойно увидеть свой страх перед сомнением в себе. Не ради чего-то, не для аргументов или пропаганды - а просто увидеть всё как есть. Все его корни и связи внутри себя.

Tomas — Зачем нужны какие-то основания или причины? Вы просто смотрите и проверяете, подвергаете сомнению. Сомневаетесь. Почему вы думаете так-то и так-то. поступаете так-то и так-то. Зачем курите, зачем проявляете страх или гнев, жадность или зависимость. Просто всё проверяете, как вы проверяете мотор, если там что-то барахлит.

Владимир — Тебе стоит попробовать определиться с терминологией. Проблема не в "авторитете своих собственных взглядов", а в том, что уже не одну тысячу лет носит название "гордыня". Не взгляды и не авторитеты понуждают нас, выпрыгивая из штанов, доказывать кому-то его неправоту. Это одна из фундаментальных в человеческой натуре страстей так себя проявляет. Мы подвержены соблазну гордыни, как наркоман, не способный удержаться и не заторчать, когда есть такая возможность. И это желание возвыситься над другими - не результат кривого воспитания, а именно неотъемлемая часть человеческой натуры - природы нашего сознания. Её можно осознать и обуздать, но не отключить. Как нельзя отключить голод.

Tomas — Человек проецирует во вне свою сущность. То есть если есть гордыня и человек пытается возвыситься над другими, то аналогичные действия он проделывает и внутри себя с собой, правда заметить это сложнее, особенно самому этому человеку. Сейчас попробую представить, как это происходит. Думаю, думаю... Так, допустим у человека есть какие-то идеи и он упирает на них, отрицая настоящее, реальность. Вот этими идеями он отравляет себя, свой мир и красоту жизни - так он утверждает своё Я в ущерб всему человеческому в себе. Таковы гордецы, о которых ты говоришь. Они уже наказаны, они уже превратили себя в деревяшку.

Владимир — Да. Но там у тебя немного путано про возвыситься "внутри себя с собой". Хотя верно, по сути.

Tomas — у меня тут всё путано. Голова уже совсем не работает.

Виктория — съешь апельсин!

Владимир — А что касается пустоты и сомнения, надо другое понять. Пустота - это абсолютная чистота. И как только появляется сомнение, пустота разрушается. Буддистский метод - растворять любые сомнения, ожидания или сожаления в пустоте. Осознавая, что всё состоит из пустоты, мы можем перестать придавать значение даже самым болезненным переживаниям. Но это очень сложно - увидеть пустоту и чистоту в том, что нечисто. Для этого существуют практики медитации. Без них ничего путного не выходит. Невозможно понять что Навальный - это тоже чистота. Пока не изменишь состояние ума.

Tomas — Дзен утверждает, что пустота - это допустим цветок на поляне. И я с ним согласен. Как это происходит: человек смотрит на цветок, допустим, для примера. И существует этот цветок и человек, который на него смотрит. И если человек не пытается менять этот цветок или себя - то "Я" не действует. И внутри человека воцаряется пустота, в которой и существует вся эта ситуация. Эта пустота - Сатори. Потому что нет времени. Если мы не хотим ничего менять в ситуации - то время не возникает.

Tomas — " И как только появляется сомнение, пустота разрушается. " Щас подумаю, Думаю, думаю... Если ты в чём-то уверен, то сомнение разрушает твоё спокойствие. Но ум хитёр. Он мог и обмануть тебя. Уверенность могла быть самообманом или ложным путём. Ум так сложен и опасен. Но если вдруг ты видишь, как действует этот ум и подвергаешь скептической проверке его деятельность, не веришь ему полностью, то такое сомнение может спасти тебя - ты высвободишь завязшую в уме энергию, так как увидишь как на самом деле обстоят дела.

Владимир — Пустота - это не спокойствие. Это смерть.

Владимир — Доводилось слышать, что словом ниббана в Древней Индии называли не только духовное состояние, но и могилу - надгробный камень.

Ниббана или нирвана - это полное прекращение существования. Абсолютное растворение в пустоте. Спокойствие же - это состояние бытия, а не небытия.

Tomas — "Смерть" - слишком не понятно. Я бы сказал - "смерть наблюдателя", "исчезновение наблюдателя". Многие говорят про это чувство, когда внутренний наблюдатель, критик, цензор исчезает и человек как бы видит всё со стороны, как бы парит. Поэтому реинкарнация - полный бред, ведь самая большая радость в жизни - исчезновение наблюдателя. А реинкарнация критика - это кошмар.

Владимир — А сатори - это не полная ниббана, а лишь временное озарение ума, прикоснувшегося к пустоте.

Владимир — Когда наступает ниббана уже никто не парит. Некому парить.

Виктория — я бы таких человеков с поляны поганой метлой гнала)

Виктория — "мы можем перестать придавать значение даже самым болезненным переживаниям" - ЗАЧЕМ?!

Tomas — Я уже описывал это. Есть человек и есть цветок. И есть ещё третий лишний - "наблюдатель", некий хитрец, который хочет нажиться на чём-то, изменить что-то это Остап Бендер, живущий в нас. Когда Остап Умирает, остаётся человек и цветок. То есть человек и жизнь. А критика нет. Умирает третий лишний. а вселенная продолжает осознавать себя. Поэтому смерть более загадочное явление, чем мы думаем.

Виктория — Владимир Свечников. Люблю я тебя, Свечников! Ты прекрасен, толст и умен. Вот даже ура!

Владимир — А реинкарнация - это реальное явление. Просто реинкарнируют не некие духовные сущности, а смыслы и идеи, которые люди после себя оставляют в социальном сознании.

Внутренние голоса в нашей голове, как правило, принадлежат не нам, а нашим родителям и их родителям, и родителям их родителей... и не только родителей. Не только гены передаются, но и ментальные установки. Вот это и есть реинкарнация.

Tomas — Так вот это, что реинкарнируется это и есть карма. Колесо сансары. Ад.

Виктория — весьма сомнительно. Наша жизнь и жизни наших предков - слишком разные.

Tomas — А чем ваша жизнь отличается от жизни Гитлера? Ничем. Вы одинаковые.

Виктория — не скажи. У меня, к сожалению, по сравнению с Гитлером руки коротки

Владимир — Перестать придавать значение болезненным переживания мы можем. Но нас никто не заставляет. Буддизм - это такой набор практик, для тех кто устал от страдания и жаждет его прекратить. А тем, кто смакует, это всё без надобности. Вот и всё.

Tomas — ну.. чуть длиннее руки, чуть твёрже стремление исполнить свои желания. А по сути - нет разницы.

Виктория — дело не в смаковании. Опыт - это главное, что у нас есть. Главное, что мы получаем в этой ЕДИНСТВЕННОЙ жизни, не предполагающей ни Ада, ни Рая, ни реинкарнации. А те, кто устали.. Да, может, они просто предатели? Может, у них просто ленивые сердца?

Tomas — А почему переживания болезненные? Допустим мир превратился в термоядерный пепел, допустим, и вот я вижу этот факт. Почему это переживание болезненное? Это факт и всё. Оно может быть болезненным, если я хочу изменить его или себя. Или меня обозвали гавном. Я слышу это. Почему это болезненно? Оно болезненно, только если я хочу изменить настоящее или себя или отомстить обидчику. А если я просто вижу всё как есть? Оно не болезненное.

Виктория — тогда ни одна жизнь не отличается от другой.

Владимир — Наркоманы, которым все вокруг говорят, что надо перестать употреблять, тоже нередко что-то говорят про опыт. И про то, что у не употребляющих наркотики скучная серая жизнь. Страдания (страсти) примерно так же работают

Tomas — а чем она отличается? Ничем. Все люди - одно.

Виктория — Владимир Свечников, большая тема, а мне надо доварить щи. Видимо, наркоманам не хватает страстей и они вынуждены добирать. Но если не чувствовать, не принадлежать этому миру, не страдать-безумствовать-ошибаться-любить-ненавидеть - за каким шутом сюда приходить? Нажраться травы-бананов, попринимать асаны, помолиться тому, кого нет и всё?

Tomas — Наркоманы и люди страсти привязаны к переживаниям. Им нужны переживания. Но почему нам нужны переживания? Это важный вопрос. И не однозначный. В это включены все наши привычки и образ жизни, цели жизни. И всё это самообман.

Tomas — Вы мне напоминаете человека, который всю жизнь какал и ни разу не попал в очко. И теперь говорит - а зачем туда попадать? Да затем - что в этом и смысл туалета. Попасть в очко и не задеть стены.

Виктория — по счастью, нет. Все разные, несмотря на определенное сходство облика и реакций. И даже один человек разный в течение небольших отрезков времени. Вот я утром и я в сумерках - это совершенно разные люди.

Виктория — мне сравнивать не с кем, у меня таких знакомых не было, но в чужом туалете, вероятно, имеет смысл

Tomas — Люди все одинаковые, это знает любой гробовщик. Разница незначительная.

Виктория — видишь, я линейкой людей не измеряю. В оценке человека для меня актуальны качественные характеристики, а не количественные. Для тебя, судя по нескольким твоим ответам, наоборот. В этом между нами РАЗНИЦА

Tomas — Вот я смотрю на дерево на закате и вижу каждый листочек. Зачем мне какой-то ОПЫТ? Куда мне его девать? Он мне только мешает видеть красоту жизни.

Виктория — для того, чтоб увидеть за этой красотой страдание и научиться других избавлять от него хоть не много. Или хотя-бы не причинять страдания самому. Без достаточных на то оснований))

Tomas — Страдания - это ОПЫТ. Зачем он мне? Буддист не имеет ни опыта, ни страданий, так как он свободен.

Виктория — для того, чтоб хоть куда-то и на что-то годиться, Том, а не только к гробовщику. Всё, я к щам.

Tomas — На что годиться? На роль полицейского? Военного? киллера? Столяра? Маляра? А если я хочу быть просто человеком? Чтобы никто не измерял меня линейкой и не смотрел мой диплом.

Виктория — - это не профессия) Тебе сколько лет, Том, рассуждающий, как дитя?

Tomas — мне 100 лет и я выжил только благодаря тому, что ни на что не годен. Ни на что.

Владимир — С опытом у буддистов всё нормально. Есть четыре Благородные Истины, которые человек должен познать перед тем, как стать буддистом. Первая из этих Истин - познание страдания жизни. Пока эту истину человек в полноте не осознает, ко второй Благородной Истине ему рано даже подходить.

Опыт страдания - это ключевая вещь. Притча о принце Гаутаме, которого ограждали от этого опыта - она как раз об этом.

Виктория — надо же, сколько времени про...л.)

Tomas — я видел много стариков и не заметил в них радости прожитых лет. Только ничтожная дешёвая память об опыте.

Виктория — а то. Никто и не говорил, что будет легко. Какая вообще может быть радость в мире смертников?

Tomas — а вот это и необходимо исследовать самому. Возможна ли радость жизни. Что может быть важнее этого? Этим и занимаются буддисты.

Владимир — Ты не читаешь Пелевина? У него в новом романе как раз очень подробно о радости и счастье в мире страдания. И о чудовищном страдании, которое приносят буддистские практики.

Виктория — возможна. Это есть по сути переживание и опыт.

Tomas — Я скорее всего полностью неправ, как и часто неправ, но стоит какой-то блок против Пелевина внутри. Может потом прочитаю. Я у него ничего не читал ещё.

Виктория — Владимир Свечников, если он существует в электронном виде, буду благодарна за ссылку

Владимир — Про тебя я и не сомневался. А Вике сейчас скину книгу.

Виктория — Начни с рассказа Затворник и Шестипалый

Tomas — зачем вам переживания и опыт? Сами эти слова такие противные, тянущие на дно жизни. Наркоманские. Разве солнечный свет в листьях не уводит вас в мир радости, прочь от тяжёлых переживаний и утомительного опыта обыденной жизни? Разве счастья и радости мало? Зачем нужен ещё и опыт и переживания? Что такое опыт и переживания? Это следы в уме, раны на сердце и горечь в душе. С таким грузом невозможно разумно жить.

Tomas — "Притча о принце Гаутаме, которого ограждали от этого опыта..." Как видишь, Гаутама не долго пребывал в мире опыта. Он сразу понял какую он несёт опасность. Возьмём самый прямой пример. Человек любит кого-то. И вот к нему приходит переживание и опыт - допустим это ревность. Человек сразу видит какое это опасное чувство и моментально выходит из него. Отказывается ревновать. И тем самым становится свободнее. И свою любовь делает свободнее. Необходимо немедленно выскакивать из любого опыта и переживания, иначе человек будет терять силы и здоровье в этом лабиринте. А если человек начнёт руководствоваться этим опытом и переживаниями? Какой мир он создаст? Какой ад устроит в семье? Допустим как немцы стали убивать евреев? Они сначала имели опыт конфликтов и переживания несправедливости. А затем стали убивать, потому что шли за опытом и переживаниями. Не были свободны от них.

Владимир — Ты много людей встречал, которые умеют за секунду перестать ревновать?

Tomas — Знаешь, лучше сделать это за секунду. Иначе будет хуже. Увидеть опасность сразу и полностью и выскочить. К сожалению мир устроен так, что затягивает людей в этот круговорот опыта и переживаний. И окружающие нас люди зачатую не так мудры, чтобы наблюдать всё как есть и помогать выскакивать из опыта и переживаний на свободу.

Владимир — Лучше всего летать по воздуху и проходить сквозь стены. Но так не бывает.

Tomas — Борьба тяжела, но мы победим Сансару. Другого выхода нет. Не сдаваться же на милость... кому? Сам вот подумай, кому? Какое уродливое существо нас победило? Какое-то мерзкое, маленькое, убогое наше собственное "Я".

Виктория — мне в мире радости совершенно нечего делать. Не уводит и не надо. Нет никакой Сансары. Именно это и есть самообман. Все религии выполняют лишь психотерапевтическую функцию. Ни одна никого не спасла сама по себе. Есть игра, в которую мы вовлечены против своего желания. Есть ее правила - очень жесткие, на которые мы не можем повлиять всерьез. Есть мириады товарищей и врагов по несчастью. Что касается дна, то там достаточно интересно находиться. Тем более, что его не избежит никто.

Виктория — О Гаутаме. Конечно, он тотчас сбежал. Его воспитали трусом. Буддизм по сути вариант эскапизма. И в этом смысле не отличается от пресловутой наркомании.

Tomas — Если там интересно, зачем вам опыт? Что такое вообще опыт? Это защита от опасности?

Виктория — - и защита от опасности тоже. Интересно потому, что там опыт.

Tomas — Наркоман ищет опыта, а буддист нет. В этом разница.

Виктория — в этом смысле самообман буддиста круче.

Tomas — Если честно, мне сложно понять человека, который ищет опыта и переживаний. Я понимаю, что есть такие люди, но это не моё. Душа противится всему этому.

Виктория — если не секрет, много ли ты потерял за эти 00 лет навсегда?

Tomas — в чём буддист обманывает себя?

Виктория — В том, что он не получает опыт. И в том, что у него есть будущее

Tomas — Разумеется у буддиста нет будущего, это первый постулат буддизма. Буддист живёт в настоящем.

Tomas — А зачем буддисту опыт?

Виктория — да кто ж его спросит-то, зачем. Как бы он ни вертелся, в лучшем случае он получает опыт эскапизма и жизни ради себя и собственной задницы.

Виктория — знаешь, тебе бы стоило научиться принимать людей такими, какие они есть. И находить в них настоящее и интересное.

Tomas — эскапизм - это мир фантазий. Второе правило буддиста - никаких фантазий. Это очень сложное правило, так как люди вообще любят фантазировать и планировать то и это. Но в мире фантазий нет истины, так как истина только в настоящем. Нельзя опереться на фантазии, а на реальность можно.

Tomas — Я принимаю людей такими, как они есть. Это не сложно.

Виктория — о фантазиях. Главная фантазия буддистов - они сами. Впрочем, как и у всех остальных, если по справедливости.

Tomas — люди много фантазируют, у некоторых людей это вообще беда.

Виктория — Блок. Фантазия - залог любого творчества.

Tomas — Залог любого творчества - дар и трудолюбие. А залог фантазии - могила наркомана.

Виктория — экая убогая мысль. А ты кто по социону, интересно, что такие перлы выдаешь?)

Tomas — Не знаю что это такое, но в голову приходит только низко-функциональный социопат. Есть учение как свод правил, а есть учение как процесс. Буддизм - это процесс. Если кто-то рассматривает буддизм как свод уложений и правил - то он превращает его в свою противоположность. Главное правило буддиста - непосредственное восприятие без посредников. Посредниками могут выступать как люди, так и собственные мысли. Они не нужны, чтобы воспринимать реальность, настоящее.

Виктория — любая идеология оказывает влияние. Любая сущность есть процесс. И ты. Пройди тест. Он менее вреден, чем буддизм.

Tomas — Пока что-то оказывает на вас влияние - вы не свободны. Буддизм - это полная свобода от влияний и мыслей. Совершенное опустошение ума от его содержимого. Ничто другое не является буддизмом. Буддизм - это свобода.

Виктория — в этой жизни этого уже не случится, а в загробную верить нет никаких оснований.) А зачем она нужна, свобода? Кому она нужна? От кого ты хочешь освободиться - от близких, от совести, от чувства долга? От необходимости СОВЕРШЕНСТВОВАТЬ УМ, пока его не настиг естественный регресс?)

Tomas — Ум совершенствовался 2 миллиона лет, чтобы стать таким, как сейчас. Мне ли его ещё улучшать? Нет, не мне.

Владимир — Ты вот опять выдумываешь какой то набор тезисов про «полную свободу от влияний» и «опустошение ума от содержимого». Но это не буддизм. Это что-то другое. Кришнамуртизм, наверное. А буддизм - это практика ежесекундной осознанности, которая служит путём избавления от страданий. Ещё проще говоря, буддизм - это многолетняя медитация. Поначалу она идёт очень тяжело и утомительно. В первые несколько десятков тысяч часов практики, потом полегче, а спустя годы усердных тренировок, сознание приобретает контроль над бессознательным. Вот это буддизм. Но там свободой и не пахнет. Это постоянная работа над собой.

Tomas — Этому спору уже 3000 лет. Конфуций против Лао-Цзы. Дзен против Махаяны, Кришнамурти против Ани Безант. А почему этому спору так много лет и он никак не разрешится? Да потому что пока есть наблюдатель - он удерживает человека в на цепи привязанностей. Свобода - это свобода от наблюдателя. Внимание - это способ разбить цепи наблюдателя, увидеть как ужасно он создан эволюцией и воспитанием и как он искажает мир. Ну и соответственно выйти из под его контроля. И смерть - это освобождение от наблюдателя - мир остаётся, а наблюдатель исчезает. Есть человек, есть мир и есть наблюдатель. Это три разные... как сказать... сущности что-ли. И наблюдатель - лишний. Воспринимать истину без посредника в Дзене - это воспринимать без наблюдателя. Если ты видишь солнечный свет на закате в листьях деревьев - зачем тебе ещё и наблюдатель? Именно об этом и пост - сомнение. Есть ли в нас сомнение относительно нас самих? Ведь этот самый наблюдатель - это мы сами. Он не просто впаян в нас так, что и не оторвать - он и есть мы. И свобода - это полное освобождение человека от "Я". Нирвана - полнейшее опустошение ума от всего его содержания. Это самое содержание, это самое "Я" - центр нашей иерархии, привычек, желаний, памяти, страхов, планов, стремлений сохранить то или это, достичь того или этого. Но как мы видим - Будда в скульптурах великих художников - ничего не делает. Он безмолвен и пуст. Именно это и есть буддизм.



Виктория — что есть истина и стоит ли она того, чтоб отрубать себе мысль? Вообще, удивительно, найти человека, который хотел бы себе отрубить руку или ногу, практически невозможно, ну, да, была секта скопцов, опять же, членовредителей на религозной почве, а вот те пожалуйста - лучшее, что есть в человеке - мысль, способную к наблюдению и обработке информации, то есть к ее анализу, систематизации, обобщению, опять же, мысль, способную к творчеству - находятся индивиды, готовые и даже жаждущие отрубить. А ведь если уж на то пошло, человеческий мир любопытен, плох и хорош, но разнообразен в основном, а может быть, и только благодаря нашим искажениям)

Tomas — Мне не интересны вещи, созданные умом и руками. Меня интересует Солнце, деревья, планета Земля. А всё, что сделано человеком - это дерьмо. Ну смотрите - летит космический корабль, изделие человеческого ума и рук - маленький кусочек металла в гигантской вселенной. Понимаете разницу между миром Бога и мирком, созданным человеком с помощью его ума и рук? Песчинка в небе.
Tags: Психология
Subscribe
promo tomas_morr may 25, 2016 14:46 36
Buy for 100 tokens
Есть такой учёный - Сергей Савельев. Его основная мысль состоит в том, что мозг испытывает самое большое удовольствие от простого бездействия. Именно поэтому люди так не любят трудиться, особенно умственно. И при этом Савельев не советует бездействовать. Он может вам посоветовать пить,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments